четверг, 5 апреля 2012 г.

тот, кто знает – смеется (по материалам интернет-конференции группы Философия Красоты от 4 апреля 2012)




Осознанность – способность не быть,
чтобы тотально Быть.


Есть знание и есть Знание.
Знание, сформированное на этапе деятельности ума – это знание, связанное с нашим опытом. Оно всегда ограничено в возможностях использования тем, что опыт, обычно, обретается во взаимосвязях с социальностью. Наш личный опыт проживания начинает формироваться только тогда, когда мы выходим на духовный путь. До этого момента происходит обретение социального опыта – всегда чужого, в силу чего всегда ограничивающего возможности творческой самореализации человека. По мере того, как человек наполняется духовным опытом, кристаллы этого опыта начинают формировать личный опыт. Это всегда сопровождается стрессом, потому что вынужден преодолевать социальную рутину. И тут не до улыбок, потому что рвешь социальные связи – те связи, которые тебя выпестовали, подвели к каким-то мощным пластам реализации и, собственно, определяют твою жизнь. А ты вынужден их рвать: если не порвешь, то духовный опыт моментально разложиться в клочки того, «как надо и как не надо».
На этапе, когда еще нет социального опыта, ребенок смеется только потому, что не знает, когда смеяться прилично, когда не прилично, – он просто смеется, проживая момент. На этапе, когда он набрал социальный опыт, ему говорят «тут можно, там нельзя»... И, практически, возникает зона в которой «ничего нельзя». Ведь, большей частью запрещено быть самим собой, и от человека требуют поведения, навязанного обществом. А где ж там смеяться? Раскрепоститься, опьянеть и хохотать – да. Но смеяться от радости Знания нет возможности, потому что Знания ещё нет.
На этапе, когда выходишь на вершину своего духовного опыта и начинаешь обретать свою независимость, тоже не до смеха. Ибо как щенок гоняешься за своим хвостом, и некогда смеяться, быть отсутствующим.
И только в момент выхода на пространство, когда для тебя знание и Знание не делятся, когда нет разницы между тобой-одним и тобой-другим, когда перестаешь искать улыбку у других, перестаешь ощущать разницу между «теряешь» и «находишь», – когда это случается, тогда и возникает соприкосновение с мудростью мудростей: «Радость – особая мудрость».

Радость – особая мудрость. Безумно интересная формулировка... Это понять нельзя, к этому можно только подойти.
Посвященные люди часто улыбаются просто так, потому что это состояние, в котором они не могут не улыбаться, ибо не знают другого состояния. Это достижимо уровнем сознания. В этом направлении работает и духовный путь тоже. Ты улыбаешься от сопричастия: улыбаешься Океану от его величия; улыбаешься Солнцу, потому что оно является твоим безмерным родственником, раз и навсегда; улыбаешься детям, потому что они твои коллеги по радости Жизни; улыбаешься женщинам, потому что у них ноги красивые; улыбаешься мужчинам, потому что они озабочены проблемами, и понимаешь, что они осознают пространство, они мучаются, они живут, улыбаешься им поощрительно... Тогда и возникает состояние, когда твое знание не может приводить к иной реакции, кроме как к улыбке.

Это смех не социальный. Это ближе к смеху, который вызывает Жванецкий, ближе к смеху философии. Этот смех – твоя возможность взаимоотношения с миром, смех как твое состояние. Это смех цветка, который распускается... Розы друг на друга не похожи, каждый раз это другие розы. Они другие смехом своим, знанием своим... Знание в них – сочетание потрясающих природных явлений, происходящих для того, чтобы они могли расцвести, а смех их – радость поделиться с людьми собой. Потому что если людей нет, роз нет... Многие недооценивают своего значения для развития Земли. Если не видишь Океана – Океана нет, если не любуешься небом – неба нет, если не наслаждаешься жизнью – жизни нет.
Формула «Радость – особая мудрость» определяет в первую очередь сопричастие человека к миру, которое, в принципе, вечно улыбчиво. Никогда не увидишь природу серьезной. Ураган, гром, молния – всегда улыбка, улыбка сопричастия, трансформации, благословения, в конце концов. Но это всегда улыбка, потому что это тотальное знание, когда знающий и знание не существуют отдельно друг от друга.
Человек может только стремиться, к тому, чтобы не было отдельности знания и знающего, познающего. Это происходит в момент, когда танцуешь с детьми, не подыгрывая им, а на равных; когда Любишь женщину и целуешь, не думая «будут дети или не будут»; когда идешь по улице, не оценивая, а просто, торжествуя свое сопричастие миру, и люди вдруг все начинают улыбаться...

Сопричастие рассылает сигналы: как роза рассылает сигналы, привлекая к себе внимание, так и человек, полный знания и сопричастия смиропроцессам, моментально привлекает к себе внимание. Это безумно заразно – оптимизм, красота, гармония, состояние любвиобильности, когда ты не о любви, а Любовь, когда ты ни вне, ни снаружи, а когда ты Любовь.
Любовь – состояние причастности миру. Когда нет ничего другого. И даже не определяешь это Любовью – нет необходимости, ибо нет того, Кого, и нет того, Кто. В этот момент тотально существует знание, потому что это и есть Любовь, это и есть смех.
Знание, Любовь, смех – удивительные параллельные понятия, вектором направленные на Танец Себя-расСвета. Это вектор на женщину, которая не думает о своем социальном статусе и забывает, что такое страдание от нереализации. Это вектор на мужчину, который абсолютно четко понимает свое проживание относительно взаимоотношения с творческой самореализацией женщины. Это направление на небо, на Бога, на ребенка, на свое собственное внутренне гармоническое состояние, которое, будучи настроенным, вынимает тебя из пространства отдельности, созидая из тебя то, что и есть Всё. Поэтому реакция человека становится подобна природе: он никогда не скажет, что «Солнце глупо улыбается», «Океан глупо и бездарно танцует», «птица ведет себя глупо, неумно и напряженно», – только идиот так может сказать.

Эти понятия лишены определения неестественности. Только человек способен быть неестественным в силу того, что его эволюционное развитие заключается в абсолютно тотальном сознании: когда отсутствует разум, затем разум начинает отодвигать человека от сознания, руководствуясь исходными позициями, энергиями, материалами, что достались ему по наследству от предыдущих воплощений, от его реализации в последнем воплощении. И в дальнейшем духовный путь заключается в преодолении тяги к уму, к опыту, к напряженности, к унылости, к тяжести, направляя человека в сторону сознания. Сознание – чистая сопричастность Богу, Существованию, где мы абсолютные родственники Океана, Солнца, роз, цветов, и, конечно, детей, находящихся в до-социальном развитии.
«Тот, кто знает – смеется» – это состояние максимального неделения мира на знание и незнание, максимальная неспособность видеть хмурых людей, тотальное отсутствие попытки искать варианты «сбрасывания» чего-то, возможность быть неоценочным по отношению к собственному творческому состоянию. Это состояние и называется «Радость как особая мудрость», ибо в нем нет определительного механизма, но вдохновительный посыл уникального достижения единства себя с миром. «Тот, кто знает – смеется» – это характеристика не знания и не смеха, это характеристика Единства, то есть Любви. «Тот, кто знает – смеется» – это равно Любовь... ни из вне, ни в, а вообще...


Существует в мире трансформация энергии и понятие «причинно-следственные связи». Осознанный человек меняет свое поведение в социуме, выходя за пределы общих правил поведения. Он из следствия переходит в причинность. Большая часть людей живет на Земле в следственном пространстве – это их ум, разум, в какой-то степени недоразвитый, несамостоятельно-безотвественный, подчиняющийся потокам, формирующим более высокий уровень сознания. По иерархии «ввысь» – может быть самый высокий уровень, «вниз» – доходит до посвященных, учителей и всего многочисленного отряда, помогающего Существованию вести эволюцию на Земле.
Когда человек находится в зачаточном состоянии – он как маленький ребенок, находящийся в зависимости от своих родителей, ему сложно смеяться без своих родителей. Можно обратить внимание, что глаза у детей в интернатах почему-то грустные... У собаки из питомника бывают очень грустные глаза... Получается, что способность преодолевать социальную зависимость требует двух этапов: сначала – за тебя кто-то отвечает, затем – ты должен из зависимости выйти. Ибо если не выйдешь, потеряешь навсегда возможность смеяться.
Человек осознанный, ответственный, по мере духовного развития переходит из следствия в причину. Если человек идет по улице с сознанием безмерности мира, с сознанием, что Любовь – это Всё, то любой, проходящий мимо, получает частицу корректирующего импульса. Когда идешь по улице и осознан, и знаешь свою сопричастность миру, то от тебя транслируется причинность, от которой зависит каждый встречающийся человек. Человек, находящийся в сознании, гармонизует пространство вокруг. Это и есть знание, это и есть мудрость, это и есть смех, который может быть даже не выражен звуками.

Человек, который вследствие своего духовного развития познает формулу «Радость – это особая мудрость», становится причинным для окружающей действительности и трансформирует мир в направлении эволюционного развития. Это всегда благословительно, всегда в сторону творческой самореализации человека, всегда вдохновительно на заразность оптимизмом и радостью. От человека сознания никогда не можешь получить импульс страха и разложения, но только импульс вдохновения и радости жизнетворчества. Это сравнимо с впечатлением от Океана, Солнца, розы – те же самые воздействия гармонии и вдохновения.
Осознанный человек может менять состояние окружения, работая с причиной. С причиной можно работать только тогда, когда получаешь на это допуск. А допуск получаешь, когда знаешь законы мира, когда, действительно, не видишь между собой и Океаном разницы, когда используешь Солнце как великого учителя, когда прекрасно понимаешь, что человек ничем не отличается от розы, кроме единственного... – роза не может развиваться, а человек может осознаветь беспредельно и бесконечно, потому что «Радость – особая мудрость».


Осознанность – способность не делить мир, а значит, не делить его на смех и не-смех, на знание и незнание, на Любовь и не-Любовь, а гармонию – на консонанс и диссонанс. То есть осознанность – способность быть отсутствующим, при этом максимально, тотально проявлять присутствие Бога, Существования, любой категории безмерной... Осознанность – способность не быть, чтобы тотально Быть. Это параллель на «тот, кто знает – смеется». Удивительно состояние...
Так чувствует себя ребенок – его нет, потому что он Есть. Так чувствует себя влюбленная женщина – уникальное явление природы – ее нет, потому что она Есть. Так чувствует себя мужчина, занятый своей творческой самореализацией – его нет, потому что он Есть. Как будто уходишь в какое-то пространство и возвращаешься. Так происходит, когда я пишу романы, Ольга создает коллекцию... А ты есть же – тело работает, всё функционирует, но тебя Нет, потому что в этот момент разговариваешь с Понтием Пилатом, с Иисусом Христом, с Атлантидой... Это не шизофрения, а тотальная способность не быть, потому что ты Есть. Я ухожу в Атлантиду не как в информацию об Атлантиде, а как в проживание...

Чем отличается история от сознания, от осознанности? – тем, что история оперирует придуманными кем-то фактами, а осознанность – состояние, когда погружаешься в пространство, с абсолютной уверенностью, что так оно и есть. Так я описывал в «Жрице Роас» Храм Солнца, Иисуса Христа с Марией. Поэтому читатель не может ссылаться на историю – желания не возникает. Пока читатель дозреет до вопроса, он растворяется тотальным, всеобъемлющим, любовным вдохновением. Как в Океан входишь и не можешь сказать: «Вот тут, по-моему, Н2О меньше...», ты тотален и не борешься за свое выживание в Океане, наслаждаешься в его волнах или думаешь о том, как выйти, ибо волна может не выпустить. Тебя нет как функционального звена, – ты становишься частью Океана.


Любая техника ограничивает погружение человека в то пространство, которое было. Это состояние отсутствия техники. Любая техника может только подвести к двери, но дверь открывается индивидуальными ключами. Они в том, что у человека есть коды взаимоотношения с Океаном, с Солнцем, с Богом...
Любой учитель, становясь мудрецом, позволяет человеку учиться самому. Можно делиться техниками как провокациями на разрыв рутины. Учитель может потрясти тем, что об этом уже думал и проживал, и фактом своего примера говорит: «А чем ты лучше других? И ты проживай! И ты бейся о стенку! Это нормально». Нормальный учитель никогда не будет передавать техники с точки зрения рутинных знаний. Он будет учить смеяться, он будет танцевать, запутывать тебе мозги и приведет однажды к тому, что твои мозги «станут», и ты поймешь, что такое «хлопок одной ладонью». Потому что об этом думать нельзя, это можно только проживать.

Хлопок одной ладонью нельзя продумать. То есть здесь мозги становятся на свое место, – они должны гонять кровь по телу. И разум становится на свое место, – он должен соединить с сознанием. А у сознания вопроса нет! – «О чем, ты, Учитель?!».
Тот, который знает, его Нет. В процессе пребывания с учителем, с фантастическим чудом прозрения, благословения мира ощущением, любознательный исчезает, перестает быть следствием, он становится причиной. А у причины нет вопроса «что такое хлопок одной ладонью». Вопрос есть только у следствия. Причина без-технична, технично только следствие... как пальцы держать при медитации...
Ученик, продираясь духовным путем, при поддержке учителя, перебирается из следствия в причину. Которая на каком-то этапе тоже становится следствием, ибо причинно-следственный ряд, будучи связан с сознанием, беспределен. Это происходит до тех пор, пока не разрываешь эту связь, переставая «заниматься» движением по иерархии, а просто танцуешь себя... Пребывая в состоянии «несчастья» – танцуешь, в «радости» – танцуешь, завидуют – танцуешь, говорят комплименты – всё равно танцуешь... Ибо тебя Нет. Люди оценивают только твою тень. Там, где они оценивают, тебя нет уже с прошлого века... Ибо в пространстве причины нету времени. Время есть только в пространстве следствия.

Возникает удивительная взаимосвязь человека и мира: тот, кто знает – смеется именно потому, что он разорвал цепочку причинно-следственных связей. Он смеется не оттого, что ему весело, не оттого, что кому-то хочет сделать приятное, он просто разорвал цепочку, у него это единственная форма проявления – радость! Радость! Радость!
Никогда не бывает состояния застоя. Океан всегда творит причинность. Он всегда напряжен, но радостен, весел, но радостен, он никогда не бывает вследствие, он всегда в причине. Он тебя рождает, не ты его. Но когда он тебя рождает, ты моментально рождаешь его. До тех пор пока не теряется реакция на Океан – ты в следствие, когда потерялась – ты становишься Океаном, Солнцем... ты с ними становишься равным. В этот момент цепь причинно-следственной связи разрывается. И после Океана уходишь не «улыбаясь», а танцевательный, потому что танец Океана по вибрациям передался тебе. Становишься каплей Океана, гранью Солнца, удивительной частью той гармонии, которая не определяется как «гармония»... ведь там могут быть и цунами, ураганы и всё, что угодно... Но как часть гармонии.

Гармония – это не «штиль», а уникальная способность трансформации мира каждое мгновение. Когда трансформация мира проходит через сердце человека, человек становится частью этой гармонии, во всем многообразии ее проживания. Это происходит, когда перестаешь быть оцениваемым самим собой. Можно заставить себя прекратить оценивать других, но прекратить оценивать себя – самое сложное. В момент достижения начинаются открытия и прозрения себя-Океана, себя-мира, себя-Солнца. Только с этого момента рвется связь причинно-следственной цепочки, и просто становишься ЭТИМ. Чем? – а не знаю!.. Это и называется Любовь, быть Любовью, а не говорить... ЭТО!
Это и есть уникальное качество сопричастия с миром.
На сопричастие у человека уходит всё воплощение. И практически, достичь невозможно. Но можно стремиться и стирать грань больше и больше. Формулировка «тот, кто знает – смеется» – процесс растворения, но не процесс реакции, это состояние. Обычный социальный смех – это реакция.
Можно ли в себе это культивировать? – конечно, можно. Состояние сопричастия со Словом, с пространством, в котором мы имеем возможность говорить, с Землей, позволяющей пребывать нам в гармонии – им невозможно не делиться. Будешь кому-то «рассказывать» – состояние потеряешь, будешь «не рассказывать» – тоже потеряешь... Состояние сопричастия можно только нести. На него можно настраиваться. Это техники... Но в этом случае человек несет себя. Самое величайшее достижение эволюционного пути – помочь человеку нести себя.

Тот, кто знает – смеется. Тот, кто смеется – тот Человек. Тот, кто Человек – тот знает. Если разорвать цепочку круга, исчезает Человек, исчезает знание, остается один смех.

Страшное состояние, когда человек может проснуться утром и вспомнить, каким он должен быть. Он, тем самым, надевает форму себя-вчерашнего. В какой-то степени можно завидовать женщинам, наблюдая как они себя «вырисовывают» – фантастический медитационный процесс (цвет помады, блеск глаз и т.д.). Женщина никогда не будет одинакова, имея удивительную возможность себя «рисовать»... она несет свой образ, который никогда не будет вчерашним. Печально, когда она в свой новый образ может вложить свои вчерашние переживания – это проблема. Нужно вдохновить и научить ее помимо «рисования» внешнего образа заново рождать внутренний образ. Мужчине сложнее, он сидит всё время в социальных проблемах, но ему может помочь женщина. Идет по улице, увидел ноги: «Вау!», – мужчина так устроен... поэтому «ноги – двигатель прогресса».

Были умными, стали «смешными», – возможно прониклись сознания?! Задавать сейчас вопрос – это как нарисовать губы и натягивать напряжение вчерашнего дня. Вопрос ушел. Сгармонизировано пространство. На какое-то время этого хватит вполне, поскольку будет ощущение гармонизации сопричастия, счастья сопричастия. Вытащить из нашего собеседование или раздражение или злость невозможно. Поэтому Философия Красоты.
Красота – состояние гармонии с миром.
Красота – Сознание Вселенной.
Этим надо делиться. Это как бумеранг – однажды вернется.

Комментариев нет:

Отправить комментарий