воскресенье, 7 октября 2012 г.

Презентация книг Владимира Симонова в «Мистецькому Арсеналі»,4 октября 2012 года


 
 

Интересные впечатления возникают на выставке…

Впечатление, что все преполнено формой, но абсолютно лишено содержания. Когда пытаешься понять, в чем диссонанс, то понимаешь, что форма старая. Значит не может быть содержания нового. Книга умирает – это понятно. Но умирает книга вчерашнего дня. Книга, которая должна была дать информацию или дать вдохновение, или поддержать воспарительную внутреннюю суть – все сегодня глупо и невостребовано. На сегодняшний день все это ничего человеку не дает, духовного прозрения не дает. Человек в этом случае может прозревать старой сутью. И тогда его техника заведомо загоняет в старую суть, потому что техника старая. Не может прозревать человек вдохновениями, потому что вдохновляется человек благодаря своему духовному опыту. Во времена Будды, то, что делал Будда, было на уровне Солнца, которое спустилось на землю. А сегодня все всё знают! И про Будду, и про Иисуса… И это тоже не работает.

Не может сегодня вдохновлять слово поэтическое, ибо описание берез, деревьев… и страдание – самая страшная вещь, в которую обреклась поэзия в последнее время… Страдание женщины о мужчине, мужчины о женщине… Самое страшное страдание о несовершенстве времени… Самое печальное страдание, когда думаешь, что родился не в свое время… Вся поэзия великих поэтов полна этого. Но современному человеку это ничего не дает, потому что современный человек попал в уникальное, совершенно небывалое пространство, где единственное спасение для него – его собственное знание о собственном пути. Тогда специальность писателя утратила свое значение! Тогда состояние любого художественного мастера утратило свое значение!

Здесь вы видите какие-то структурные большие композиции… – человек страдал, мучился и что-то выносил. Он сделал это. Посмотрите, внимательно на них… а теперь внутрь сердца… Что-то отзывается? – ничего!

Получается, все ходят вокруг чего-то, ищут что-то, как люди, которые ходят сейчас по этому Мистецькому Арсеналу. Они что-то ищут, покупают какие-то книги, но выйдя за пределы Мистецького Арсенала, они столкнуться с той же проблемой – им никто ничем не поможет.

Хорошо быть писателем – он сам себе выбирает время, в котором жить, сам его описывает и сам его проживает. Хорошо быть читателем – ему совершенно наплевать, что думает о его жизни писатель, ибо он сам все знает лучше. Плохо только Женщине. Ни писатель, ни читатель не могут ей помочь обрести комфорт самой себя. Потому что Любовь – есть интимная связь с Господом. И кроме нее о Любви никто ничего не знает. А она без Любви не выживает. Разве только сама может превратиться в писателя или в читателя.

В этом есть определенное состояние, которое сегодня безумно востребовано.

Во главу угла мы выносим Женщину. Почему Женщину?

Природой так создано, что по полу мы не сильно различаемся, мы не сильно отличаемся социальными статусами. Феминизм сделал свое дело, надо признать это должным. Все более-менее равны. Но как колоссально мы отличаемся по комфорту! Когда идти от комфорта – состояния, когда знаешь, что ты там, где должен быть, и с теми, где должен быть.

Состояние комфорта для женщины не может быть искусственным. Если мужчины могут создать футбольную команду и получать удовольствие от игры, то женщина не может играть в футбольной команде. Она не коллективный игрок. Этим она очень близка к Богу. Бог ведь тоже не коллективный игрок. Бог – индивидуальный игрок, глобальная мощнейшая индивидуальность, которая ни от кого не зависит. Мы от нее зависим, она от нас – нет. Женщина в этом плане не может быть удовлетворена ни митингами, ни спортивными играми, ни социальными достижениями. Как временное явление это возможно: если ее Любимый принадлежит к какой-то партии, то она будет получать удовольствие и от партийного собрания, но только в качестве самообмана и только до определенного возраста.

Женщина, которая выходит на предел 40-45 лет, в самообмане выжить уже не может, потому что все начинает прорезаться ее дискомфортом. Ее не устраивает человек, который рядом с ней, если он не поддерживает в ней огонь женского самосознания… Ее не устраивает государство, которое не может обеспечить ей безпроблемное сосуществование с миром. Ее может не устраивать Земля, которая сегодня не может ей помочь ничем, потому что она сама Женщина. Земля – сама Женщина. И Космос ей ничем не может помочь… Чтобы от Космоса Женщины пробиться к женщине физической, нужно создать мощнейшие каналы связи, те каналы связи, которые раньше работали и, к сожалению, захирели.

Если для мотоцикла, условно говоря, нужно полтора литра бензина на сто километров, то для Мерседеса на это расстояние нужно 60 литров бензина. То есть увеличивается потребление энергии. Если человеку, который был в подсознательном состоянии, нужно было энергии космической одно количество, чтобы поддерживать женщину в определенном комфорте, то сегодня это увеличилось в миллионы раз.

Я встречал счастливых мужчин на этой планете, но не видел счастливых женщин. Я могу говорить только за себя. Может, мне не повезло. Но факт остается фактом. Маленькие детки, девочки, счастливы по-своему. Но я понимаю, что они когда-то будут девушками, влюбятся, и мужчина расскажет ей все, что он думает о ней… И там будет больше претензий к ней, чем попыток понять ее. Встречая красивую девушку на высоких каблуках, почти совершенную, я понимаю, что она столкнется с замужеством, где все ее иллюзии рухнут в первую брачную ночь… во вторую, в третью – какая разница. Пусть через десять лет, но рухнут!

Ты выходишь на длинную дистанцию, хочешь бежать куда-то, но ты в самообмане и не знаешь, что там пропасть. А Бог смотрит, и видит, что там пропасть. Так же, видя девушку, я понимаю, что выйдя замуж, она будет несчастна через какое-то время. И раньше, чем в 35-40 лет, с ней бесполезно говорить, ибо она думает, что у всех не сложилось, а у нее сложиться. Но она же пользуется тем же самым «набором». Но если пользуешься той же самой дорогой, которая «ведет в Москву», если пользуешься тем же самым бензином, которым все пользуются, если используешь модель, которая известна, то все равно «приедешь в Москву»! Объехать нельзя! Если ты полетел в Нью-Йорк, то все равно прилетишь в Нью-Йорк! И ты не сможешь прилететь в другой Нью-Йорк, чем тот Нью-Йорк, который тебя будет давить, который подавит и даст новую линию дискомфорта.

Я сейчас с вами говорю не как простой человек, а как писатель. Писатель отличается от простого человека уникальным счастьем анализа. Не линейного анализа – один, два, три, пять, десять…, а анализа проживания энергии. Если живешь в Украине и видишь людей, которые в чем-то несостоятельны, и думаешь, что где-то есть состоятельные люди, то имеешь право на ошибку. Я говорю о состоятельности относительно возможности создания комфорта Женщины. Почему «комфорт Женщины»? Потому что критериев иных сегодня нет у эволюции. Время «догнать, перегнать, победить» закончилось. Пришло время чувствовать, осознавать, пришло время брать ответственность. В этом случае критерий женского самосознания, женского восприятия мира является единственным для эволюции.

Когда живешь в Америке и видишь, что люди несостоятельны, права на ошибку меньше. Ибо Америка впитала в себя все, что есть сегодня в мире – от социализма до феодализма, все сконцентрировано в одном месте. Там сложнее претендовать на ошибку, так как понимаешь, что сталкиваешься с какой-то суровой, очень принципиальной объективностью. Потом, когда из Америки попадаешь в Латинскую Америку или на Гавайи, или в Европу, или в другую страну, однажды понимаешь, что весь мир находится в одном единственном кризисе – в кризисе отсутствия ориентиров перспективы.

У писателя есть удивительная возможность – он может забрасывать себя назад на семь тысяч лет, в Триполье, и посмотреть, что там... А что там? Вот, сейчас могу рассказать что делали семь тысяч лет назад, в районе Умани, слева 20 километров… Там большущая площадка, 4200 жителей живет… У них есть организатор, очень условный, очень спокойный… У них поля, полные зерна и благоденствия… Женщины периодически проводят обряды связи с Космосом, совершенно не имея никаких инструкций – они знают, как разговаривать с Богом. И 4200 человек управляются энергией, которую женщины притягивают. Эта организационная система внутри общества как таковая отсутствует. Она существует лишь по принципу: «Ребята, вот как Солнце встанет, приходите на поляну, будем танцевать Бога». Я рассказываю реальность, которая была семь тысяч лет назад – интерпретирую ее, как писатель. Дети бегают вокруг взрослых совершенно на равных. У них нет игрушек… Им не нужны игрушки, потому что игрушки – предмет забивания человеку мозгов. А когда человек живет откровенно с небом, когда для него доступно Солнце в качестве собеседника, как для взрослых, какие могут быть игрушки?! Для них мир становится открытым! Пчелы – это его коллеги по игре, цветы – ориентиры перспективы. Мужчины абсолютно не склонны к тому, чтобы искать, как кого убить или доказать правоту. Потому что они полны подчинения энергетике Космоса, которая все расставляет на свои места.

Это было такое общество, которое нельзя назвать обществом. Оно для нас с вами недоступно. Мы живем спустя семь тысяч лет относительно этого времени, нам это пространство не доступно. Здесь есть «плюс» и «минус». «Минус» в том, что у них развитие было абсолютно заторможено – они не были способны развиваться эволюционно. Поэтому эволюционно они бесполезны. А «плюс» в том, что они являются в основе нас всех. Трипольская цивилизация, о которой многое известно, а еще больше неизвестно, является тем удивительным энергетическим спектром, который находится в каждом человеке, который, более-менее, связан с этой землей.

Теперь семь тысяч лет вперед… Я смотрю и вижу планету, на которой нет стран, нет государств, нет денег. Общество управляется энергиями, которые может принимать уже не только женщина-жрица, как было в Триполье, а каждый человек. Тогда человек, принимающий энергию космоса, не будет выяснять отношения с соседом, он будет делиться праздником. Это состояние, в котором невозможен брак. Это состояние, в котором невозможны никакие правила игры. Это состояние, в котором соприкосновение человека с человеком происходит на уровне постижения энергии Господа Бога.

Даже мне известно сегодня, что эволюция – это расширение спектра каждым человеком в постижении, именно, энергии Господа Бога.

Возвращаемся в реальность.

Реальность и потрясающа, и убога. Естественно, как всё в Гармонии.

Убогость реальности в том, что закончились правила игры, которые так удачно нам «принесли и положили к ногам». Правила игры, которые зафиксированы религиями, искусством, культурой, как следствие, социальными достижениями, экономическими… Эти правила игры закончились, они все не работают. Иначе мы бы на Земле не имели такого сумасшедшего кризиса, который потряс всех. И социализм, и капитализм, и феодализм… В один момент вся разница рухнула, ибо разница была придуманной!

С другой стороны, сегодняшний день – прекрасное время, когда мы находимся в определенной нулевой точке. Нулевая точка тоже бывает на разном уровне. И сегодня это очень высокий уровень, но нулевой точки. Когда от каждого требуется поиск своего пути! И объективно, что искусство не может подсказать ничего, потому что само искусство устарело. Поэтому формы, представленные здесь, вас не устраивают, поэтому музыка становится очень-очень далекой… Наш четырехмиллионный Киев не имеет ни одного концертного зала для симфонической музыки, а мы как-то выживаем… Мы не выживаем.

Это прекрасные процессы преобразования нашей духовной составляющей, которая и определяет мир.

Встреча с писателем всегда интересна тем, что он ничего нового рассказать вам не может. Хорошо быть писателем – он что хочет, то и делает. Хорошо быть читателем – он заведомо знает суть лучше любого писателя. Сложнее всего Женщине. Потому что Женщина – грань Бога, который есть в каждом человеке его божественной составляющей, его творческой составляющей. И сложнее всего физической женщине, потому что этой составляющей в ней больше.

Женщина может родить, а мы, самые умные, мужчины, не можем родить. Эта удивительная способность, доселе принимаемая человечеством, как функциональность, становится колоссальной отличительной чертой проповедничества, вестничества, истины.

Как писатель я могу смело утверждать, что женщина эту истину знает, а мужчина – нет. Но проявить истину женщина без мужчины не может. Поэтому перспектива человечества заключается в поиске взаимопонимания мужчин и женщин.

Есть один код, очень легкий, который это взаимопонимание устанавливает моментально… Называется он Любовь. Но Любовь – очень интимное пространство, где нет ни правил, ни законов. И писателю туда вход запрещен, если туда уже зашел читатель. Писатель остается тут, ему приходится искать свое пространство Любви.

Издательство «Адеф» презентует две мои книги.

«Мария и Иисус» – роман о Марии и об Иисусе. Очень дорогой для меня роман, я его вынашивал почти одиннадцать лет. То, что я говорил выше, там прописано.

У писателя есть еще одна особенность – он закончил книгу, а тупика не преодолел. Писал книгу – отвечал себе на вопросы, которые тебя волновали, а тупика не преодолел... Возникают новые тупики, новые вопросы, поэтому появляются новые книги. «Танцец Пчелы» – книга притч о Женщине, для Женщины, полезная мудрым мужам.

Эта выставка замечательна самим фактом существования. А то, что она что-то может дать вам, как и мои книги, что-то не может дать – вопрос другой.

На двери написано «Любовь», читатель туда зашел – писателю там делать уже нечего. Там начинаются дети, там начинаются проблемы… И когда читатель оттуда выйдет, нужно быть готовым к его вопросам. Если он задаст вопрос, ты должен на него отвечать. Но когда он туда зашел, ты должен сам не терять время… Ибо Любовь меняет человечество. Любовь всегда одна и та же. А познание Любви определяется уровнем сознания.

 

А у вас есть такая книга, когда семь тысяч лет назад, семь тысяч лет вперед?

 

Есть. Книга называется Симонов, которому 62 года, и который это все проживает. И других книг нет. Проблема в том, что, как только ты написал такую историю, ты умер. И мне умирать на семь тысяч лет в обе стороны очень сложно. Поэтому, я умираю частями. Я умер Христом, умер Марией… Я умер, потому что я это описал так, как я это понимаю. Я умер притчами, где также очень большой диапазон вневременной… Моя книга – Владимир Симонов, как Ваша книга – это Вы. Других книг у нас нет. Все остальное искусственно.

Любовь, как взаимоотношение полов – не та Любовь, о которой написано в книге «Мария и Иисус».

Бог – это Любовь: здесь ничего не сказано про секс, здесь ничего не сказано про то, как мужчины с женщинами должны спать, здесь вообще про «спать» ничего нет. Я говорю, что там интимно, потому что Любовь – напрямую соприкосновение с Господом Богом. А это уже, действительно, интимно. Ибо Господа Бога нет в общественных местах. На определенном этапе сознания, когда человек был слаб, когда его нужно было поддержать, создавались церкви, религии… Но сегодня, когда мы за спиной имеем такую сумасшедшую восхитительную историю развития человечества, жаловаться на то, что мы несовершенны смешно! Полагаться на проводника, посредника между тобой и Богом – пахнет духовной ленью.

Поэтому, я говорю: когда зашел туда – там у тебя твои отношения с Богом. Я балдею и радуюсь, что они случаются. Каждый человек в контакте с Богом моментально транслирует энергию остальному человечеству об удивительном пространстве, которое однажды назвали таким словом БОГ. Это не подлежит описанию, это подлежит вдохновению. Подвести вас к двери, вдохновить на то, чтобы вы открыли ее – да! Но как только вы открыли эту дверь, свершается праздник Господа Бога – он принимает вас. Что он с вами делает – откуда я знаю… Есть интересная притча в моей книге, когда одного человека почитали святым на Земле, а Бог отправил его в утилизацию. Мы друг с другом оперируем социальными критериями отношений.

Время сложно тем, что критерии социальные, определяющие Любовь как основу семьи, как основу взаимоотношений с миром, не работают. Любовь – не социальное явление. Мужчины могут говорить о Любви. Женщины не говорят о Любви – они знают Любовь. И это знание Любви вытащить из них нельзя. Можно только дать им возможность проживать это знание. Очень интересные глаголы – знать и проживать...

Счастье человечества в том, что Женщина, независимо от того, насколько мы были погружены в пространство достижения успеха «догнать, перегнать, победить», хранили ЭТО как зеницу ока. Только все прочитали в Библии неправильно, что Женщина должна хранить очаг. Какой очаг?! Она должна хранить сердце свое! В котором есть Любовь. Вот этот очаг она сохранила. И это наше счастье – счастье всего человечества.

Мужчины – по одному, а Женщины – всегда одна единица. Одна Женщина, принимающая ответственность за «Бог – это Любовь», способна спасти все человечество. Потому что она может родить.

Это сейчас колоссальная задача человеческого общества – преодолеть рутину неприязни, преодолеть привычную атавистическую модель поведения, когда кто-то знает лучше, чем другой. И в преодолении родятся и новые произведения искусства, которые не будут знать, что за дверью, и вдохновлять к двери. И, самое главное, создать условия Женщине на Земле…

 

Сегодня все понимают, что коммуникация мир перемешала, мир уже более доступен. По Facebook сегодня можно общаться с любой точкой мира. Мы стали понимать, что мир небольшой. Но фокус заключается в том, что это пространство осоциаленно, то есть усилено социальностью. Ведь Facebook усиливает социальную зависимость, создает иллюзию взаимоотношений друг с другом, а на самом деле отделяет друг от друга. В каком смысле? Отделяет от того, чтобы научить человека Любви, чтобы вдохновить человека на Любовь. Социальные сети не могут дать Любви. Социальные сети могут дать иллюзию Любви. Цукерман – гениальный человек, он создал величайшую провокацию мира, провокацию, в которую входишь в поисках Любви, а попадаешь... как в анекдоте про первого секретаря «мы вступили нога-в-но...», в пространство котором Любви нет – есть иллюзия Любви. Facebook играет колоссальную роль в том, чтоб человек быстрей преодолел соблазн, что за него кто-то решит вопрос интимного пространства, называющегося Любовью. Это происходит очень быстро, и очень многие люди это понимают, но пройти школу нужно.

Проблема в чем? Создать счастливое пространство для мужчины в одной отдельно взятой стране можно. Америка: создали хорошую Конституцию, демократию сделали и какое-то время жили нормально, классно, тем более мы им помогали социализмом, подкидывая энергию другого потенциала. Сейчас им сложнее, потому что они рыщут, где энергию другого потенциала найти, а где ж ее, такого масштаба, найдешь (посмотрите фильм «Чкалов» – это попытка синтеза, не назидательного, не создающего противостояния, кто «за», кто «против», не создающего глупость антагонизма)... Создать отдельно взятое пространство для мужчины можно – стотысячный стадион, Динамо-Киев играет, Блохин забивает гол, весь стадион орет – я был на этом стадионе и я был счастлив.

Для того, чтоб создать счастливое пространство женщине – нужно сделать счастливым весь мир. По-другому не получится. Ленин был уникальным человеком, он, вероятно, это и предвидел, когда сказал, что «надо победить во всем мире и тогда что-то будет». Мы думали, что он о социальном, а он – о женщине, может быть, сам того не понимая. Если уйти от улыбок и сказать серьезно, насколько я как писатель могу быть объективным, скажу, что перспектива человечества возможна только тогда, когда весь мир, все страны (страшно подумать, ведь дифференциация сумасшедшая, но тем не менее) займутся одним-единственным вопросом – созданием комфортных условий для самореализации Женщины.

В этом случае не понадобятся очень многие институты, которые сегодня существуют и только энергию тянут, не понадобятся очень многие симпозиумы... – все уйдет в сторону, потому что для женщины, для комфорта ничего этого не надо. Ей нужна Любовь. Но вот на то, чтоб объяснить женщине, что Любовь и Бог – одно и то же, и что это знание в ней объективно, уйдет очень много времени. Уйдет очень много времени не на то, чтобы преобразовать социализм в капитализм – это семечки…

Предварительно я сказал, что оперирую понятием «семь тысяч лет-минус и семь тысяч лет-плюс», и когда говорю «уйдет много времени» – это в моем понимании пять тысяч лет. Когда говорю, что это произойдет быстро (капитализм-социализм), то говорю про двести лет. Когда буду говорить, что славянский мир должен дать свой тон в этом процессе – то на это уйдет пятьсот лет. Если говорю, что Америка в своем круге тоже должна объединиться в какое-то пространство – уйдет пятьсот лет. То, что когда-то на Земле будет создано государство, более-менее объединенное в преддверии безгосударственности и будет называться Славяно-Американские Штаты – на это уйдет около тысячи лет.

Чем хороши эти предсказания? Они не определяются относительно социальных атрибутов, они определяются относительно создания мощнейшего энергетического поля, в котором должна вызреть, как в плазме, удивительная субстанция, которой нет и которая определяет абсолютно всё – эта субстанция называется Женщина.

 

***

Смешаю дни, смешаю ночи,

закат раскрашу и рассвет,

и Океан, как многоточие,

вневременьем проявит лет…

Я облака смешаю с лугом,

цветы и пчелы в один миг,

прямоугольник с кругом,

и дождь, и стих…

Слово и Женщина сольются,

Любовью окрестится Весть,

дети свободою нальются,

явь вытанцовывая, что есть.

Мне бы успеть не задохнуться,

и мне б успеть молитву спеть,

кому услышать её – найдутся…

 

Смешаю и огонь и плеть,

Я свет перемешаю с тьмою,

Рождая Вечность как Мечту,

улыбкой Женщины утрою

Гармонию и Красоту…

Смешаю время и пространство,

выкристаллизовывая свет,

вечное предсказывая Странствие

человека и планет.

 

Сложность сегодняшнего времени на Украине в том, что очень многие вещи, которые должны определить краеугольные ступени развития всего человечества, заложены здесь. И мы с вами, к сожалению, не сможем их поднять. Потому что мы – Женщина, содержа потенциал Господа. Говорю масштабами наций, даже больше чем наций, здесь замешана вся энергетика, которая накоплена. Для меня абсолютно понятно, почему Украина находится в таком состоянии – кто-то его называет отсталым с точки зрения демократических процессов, кто-то его называет несостоятельным относительно экономических несовершенств, а я считаю, что это великолепное пространство, которое зреет. Была девочка маленькая, потом она у бабушки была, потом она волка преодолевала, неся пирожки, и сейчас она стала девушкой. Нужно время, чтоб она созрела. Мальчик тоже где-то зреет. Должна состояться Любовь. Мы с вами счастливые люди – проживая общую социальную дисгармонию, мы проживаем уникальную возможность созревания внутри себя того понятия Любви, которое интимно.

Понимаю прекрасно и свою ответственность в этом. При всех возможностях работы в других странах, в Америке, в Европе, все равно тянет сюда. Потому что здесь есть эта энергетика. Ею нельзя хвастаться, не дай Бог нам сейчас присвоить право на Триполье… Равно как женщина скажет: «Яйцеклетка моя – ничего не будет, детей не будет». А Украина как настоящая Женщина должна копить свое приданое, блюсти свое здоровье и медленно-медленно набирать той уверенности, когда будет очень много принцев, а выбрать надо будет одного, способного создать пространство, в котором идея для человечества проявится. Поэтому ждите новых лидеров, новых поэтов, писателей... Но пытайтесь ориентироваться. Если человек в вас будит вещи, которые вы знаете: допустим, вы знаете, что власть плохая, он вам говорит, что власть плохая – зачем он вам нужен? читатель всегда лучше знает любого писателя... А если он вам говорит какие-то вещи, которые не касаются конкретики, но вдохновляют на преодоление ступеней в ту сторону, где Любовь – на это ориентируйтесь.

Если в двух словах сказать о политике, я совершенно потрясен тем, что ни один лидер не обладает нюхом – о чем нужно говорить. Ни один лидер не говорит о Любви. Ни один лидер не говорит о перспективе не с точки зрения маленькой страны Украины («давайте закроемся и будем здесь жить» – не получится). Он не говорит о связи Украины с миром, не говорит об удивительном значении Украины для мира. Потому что он не знает. Но самое страшное не это. Самое страшное, что ни одна политическая партия, ни один политик не говорит о Женщине – не как о физиологическом явлении, должном родить новых воинов, новых людей для митинга, нет... О Женщине как о том уникальном явлении, которое порождено этой землей, здесь, и дает то сочетание цветовой гаммы, что содержит каждая женщина. Не верьте этим политикам, верьте себе и чуть-чуть ждите, потому что ваше ждание очень перспективно – оно все равно проявит то, что надо.

В первый момент возникают вопросы, потом вопросы уходят, потому что возникают ответы.

Я не являюсь ни писателем, ни сценаристом, ни поэтом. Я интересное явление, где все сочетается и, в то же время, в процессе синтеза разрушается. Меня совершенно не интересует Триполье с точки зрения знания, но меня интересует Триполье с точки зрения: а как же там Женщина? Меня не интересует Донбасс с точки зрения положительных и отрицательных сторон, а я много о нем знаю, меня интересует: а как же там Женщина? Мое познание мира идет через познание Женщины в тех или иных условиях. Тут сложно со сценариями и с соответствующей литературой, потому что когда пишешь о мужчине – очень просто и понятно читателю, ибо он может вступить в спор: «вот вы говорите про Иран, а я говорю, что так не было», – и у нас будет прекрасный мужской спор. Два варианта: или побьем друг друга, или выпьем и забудем.

Если я говорю о Женщине, мне совершенно всё равно, что было в Приазовье, мне совершенно всё равно, что будет с Украиной через сто лет. Мне не всё равно одно-единственное: как Женщина? – как Женщина там, как Женщина сейчас и как она дальше... Женщина – удивительное существо, которое совмещает в себе прошлое, настоящее и будущее сразу. В этом случае со знанием приходится покончить, потому что никогда не войдешь... Она может тебя послушать, она может даже тебе покивать головой, но при этом она не откликнется сердцем. А если она не откликается сердцем – твоя работа «в трубу». Потому что все равно требуется космическая отдача, которую она тебе только и может дать, подсознательно или сознательно – какая разница. Она даже может этого не знать. Но дав тебе отдачу, она даст возможность сделать следующий шаг.

Сегодня Женщина мир единит. И изучая Женщину, я изучаю единый мир. Заведомо изучая единый мир, понимаю, что он разрушен на границы, на нации, на религии, на политические пристрастия... Но меня это не интересует. Я изучаю единый мир, потому что женщина не имеет партии, женщина не имеет национальности. Женщина не имеет ничего, кроме единственного – самой себя, которая служит Любви. Дальше она может идти на компромисс – быть украинкой и служить Любви, реализуя себя на три процента. Она может быть Женщиной, и в компромиссе быть иранкой и служить себе на полтора процента (проценты, сами понимаете, условные).

Она может идти на компромисс, но до определенного момента. До очень определенного момента, и сейчас этот момент критический, потому что женщина отступила до предела, дальше отступать некуда: если она отступит дальше – разрывается связь между человечеством и космосом. А этого никто не допустит.

Женщина – автоматическая подсознательная единица Его Величества Господа Бога. Поэтому всё, предел. И в этом пределе интересно не то, что было в Иране, и неинтересно, что будет через пять тысяч лет, а интересно: как Женщину развернуть к самой себе. «Девочка моя, – хочется сказать, – куда ж ты дальше отступаешь, ничего ж там нет... Давай по чуть-чуть вперед, ну, давай, сделай шажок, ничего страшного… а я тебя подхвачу, а я тебя поставлю. Стоишь? Ну, ничего страшного, выправляй коленки... О, горизонт открывается, цветы, это цветы – в этом твое состояние. Ну, сделай шаг к ним». «Но я ж не смогу, у меня сил нет». «А я тебя подержу, ну, давай...» Это эволюция.

Подобной эволюции не поможет  ни одна книга, которая сейчас есть в «Мистецком Арсенале». И не потому что плохие писатели, не потому что плохие композиторы. Исчерпан ресурс, который нам был дан для того, чтобы женщина могла отступать. Сейчас пришло время женщину по чуть-чуть... Представляете, как женщину поддерживать надо! Нужны безумные усилия нас с вами, мужчин – это же надо отступать, отступать от своих знаний! А представляете, вчера ты всё знал, а сегодня ты ничего не знаешь – это безумно сложно. Об этом сегодня и пытался говорить, насколько процессы уникальны восхитительны, первозданны... И эти процессы миновать нельзя. В чем счастье нас всех – всё равно там будем.

Как в притче из моей книги «Танец Пчелы» спрашивает Ученик у Учителя:

– Что будет с человечеством?

Учитель отвечает:

– Человечество будет счастливо.

– Независимо ни от чего? – спрашивает Ученик.

– Независимо даже от самого человечества.

Это правда. Ведь мы же обречены на счастье. Мы рождены для счастья. И это не пустые слова, а это действительно так. И даже не будем дискутировать по поводу того, что такое счастье, ибо это социальная категория и каждый раз меняется, – не будем. Просто человек определен для чего-то очень-очень хорошего, – зачем рожать для плохого, ну, смешно...

Человек полон синтеза какого-то совершенства, потому что его божественная суть – та Женщина внутренняя, которая в нем – и требует реализовываться творчески, не позволяет ему быть простым. И если мы сегодня рождены для счастья, как птица для полета, как говорят великие, то в этом случае пришло время счастливеть, пришло время не искать проблему, не искать причину, почему «плохо», а искать в этом «плохо» «хорошо», потому что мир объективен: сюда посмотрел – «плохо», развернулся – не так плохо. Задача поиска не плохого, а оптимистического, хорошего, перспективного, является задачей и будущего искусства. Будущего – потому что будущее еще должно родиться. Это очень сложный процесс поиска формы, содержания, переливания: что первично, что вторично. Очень сложные процессы, и мы тоже этим занимаемся.

Но, тем не менее, без этого ничего не возможно. И новое искусство должно говорить о том же – стимулировать в человеке состояние ответственности за мир, себя. И литература в этом случае, и наука, и всё-всё-всё, что человечество родило и произвело за время своей эволюции, прекрасной эволюции… Первое, что нужно признать, что эволюция прекрасна, великолепна, и из бессознательного состояния сегодня мы уже кое-что понимаем в этом мире. Правильно, неправильно – какая разница, но понимаем, мы уже не бессознательные. Мы были бессознательными, условно говоря, на 50%, сейчас мы бессознательны на 30%. Двадцать процентов – великое достижение космоса. Но сейчас пришло время брать следующие 10%. А возьмем 10% следующие, глядишь, можем гравитацию преодолеть, спокойно общаться с другими измерениями. Но этого никогда не произойдет до тех пор, пока Женщина не даст нам ключи. А чтоб она дала ключи, нужно ей создать пространство комфорта и пространство ее востребованности именно на это. Не на рождение детей, а именно на это.

Скажу совершенно откровенно: я не понимаю, как это сделать. Я не понимаю, как женщину, особенно славянскую, освободить от проблемы, что для нее рождение детей – главная задача. Даже здесь, сидящие в зале, убежден, многие думают, что это главная задача. Что не замуж ей выходить – главная задача. Как ее освободить от этой мысли?

Но. Вдохновляя. Рассказывая. Показывая: «подожди, спустимся в долину, и всё стадо будет наше». Тихо и спокойно. Вариантов нет. Я не знаю как. Но вариантов нет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий