вторник, 6 июля 2010 г.

о Книге Мария и Иисус (Фестиваль Сходы До Неба продолжается)

...Удивительность этой книги, «Мария и Иисус», в том, что она о каждом.
Точно также как в каждом есть мужское и женское Начала, как вообще, чтоб поговорить, точно также в каждом человеке есть Иисус и Мария… Как идеальная пространственность Человека. Которая, сталкиваясь с другой идеальностью, проявляет нечто Третье.
«Мария и Иисус» - книга, где впервые реализовывалась попытка осознанно сказать о Третьем. Это не о женщине Марии, которая полюбила потрясающего человека, фантастического революционера Иисуса. И это не об Иисусе, который пошел на компромисс со своей самостью мужской и дал возможность себе самому расцвести в Служении Женщине, Великой Женщине. Нет, эта книга не об этом. Если бы она была об этом, она бы тоже была гениальна, ни книга не об этом. Потому она не гениальна – она Прозрение.
Прозрение не может быть гениальностью, ибо гениальность служит для того, чтобы ты реализовывал то, что ты уже как бы прожил, знаешь, то что ты можешь обрести как опыт..
«Мария и Иисус», как она писалась, как создавалась, – это не на уровне каких-то шагов, не на уровне, что тут ты научился играть и здесь исполняешь Концерт Чайковского. Это не на уровне , что ты закончил школу и узнал русский язык и тут уже сочиняешь стихи… Нет…
«Мария и Иисус» – уникальное явление, которое в процессе созревания меня самого мной самим дало возможность мне погрузиться в какие-то вибрации. При соответствующем толчке, при соответствующим вдохновении строками Писем. Восхитительных писем, которые не написаны от одного человека к другому, а прожиты из вот этой моей востребованости, вытащены из чудесного Пространства. Эти строки тоже есть в каждой. Но так случилось, что гениальность А, ее возможность сосредоточиться в своем проживании и в доверии своему проживанию, которое ей дал Курс «Мужчина и Женщина», она выплеснула в эти письма. И это письма уже не А. Это письма уже не Симонову. Это письма той Марии к тому Иисусу, которые внутри нее самой. А Симонов просто как наблюдатель, как «сниматель», как вдохновитель… Двести пятьдесят человек прочитали бы это и ничего. Но была готова почва, вспаханная моим внутренним Иисусом, моей внутренней Марией. Поэтому родился такой удивительный роман.
Роман-прозрение. Роман не о женщине, а о Женщине. Роман не о мужчине, а о Мужчине. И этот роман интересен тем, что он о Третьем пространстве, которое они на взаимном доверии спахтывают.
Этот роман о каждом человеке и в то же время он о том, чего нет. Этого Третьего нет на Земле. Но это же то, что и есть Человек. Ибо «Бог – это Любовь» - только лишь как фантастическая провокация, и ты не можешь это пощупать, ты не можешь к этому дойти – как дошел так уже стал глупым. Ибо Любовь каждый раз разная. Как познание спектров радуги – пока дошел до последнего спектра, нижний уже другой, потому что другое Солнце, другой ты, наблюдающий, другое сочетание.
«Мария и Иисус» - удивительная книга о Третьем. Она и выйти должна удивительно. Я думаю, что эта книга должна быть откровением для нас самих. По тому, как она будет реализовываться, по тому, как она будет создаваться, по тому, как она будет рождаться.
Книга практически рождена.
Удивительный мой опыт показывает, что тот еврейский настрой, который я использовал когда читал – мне надо было оторваться от той реальности, в которой я находился, – он не работает. Интересный момент. Еврейская тема, которую я хотел, чтобы она была иллюстрирована пением Э., совершенной не то что еврейки, а архиеврейки, – не работает, не откликается, не срабатывает: записали – стерлось. Говорю с ней сейчас, говорит, вначале нужно обсуждать деньги, – отлично, не страшно… но не работает… К.не может включиться, потому что занимается днем рождения Ян. Супер, классно, нормально – не работает. То есть получается, что Э. там быть не должно и К. там быть не должно. А что ж должно быть?
Вероятно должен быть просто роман.
Просто голос автора.
Очень скупо. Очень просто.
Рассказывающий историю о том человеке, который будет слушать. Эта история о человеке, о слушателе. Который точно также знает, что в нем это есть, но иногда просто забывает, иногда его мозги забивают чем-то… Но это же есть в каждом. Поэтому эта работа на Коды человека. На коды его Гармонии, на коды его Вдохновения, на коды его Красоты.
Мне кажется, что это действительно вне национальности. Если так, то значит действительно не должно звучать еврейских мотивов, ибо мы сразу уведем повествование. Ну и что, что когда я читал, оно мне нужно было… Но мне нужно было переключиться от той реальности. Вы все помните, как я это писал в состоянии противостояния.
Значит мы должны убрать еврейскую тему, вообще музыка еврейская не должна звучать. Это должен быть просто роман, который рассказывает Автор. Это, наверное, и есть главное. Потому что даже в конце, когда в последний день записи полились стихи, совершенно не еврейские, – это показывает всемирность этого романа.
Этот роман очень современен. Мы не должны помогать читателю погружаться в определенную местность, в определенную культуру, – это должно быть всемирно. Раз всемирно, то должно быть тихо и спокойно. В этой тишине и спокойствии будет всемирность.
И кто-то услышит еврейские мотивы, ну и хорошо. Там же есть музыка в этом романе. Кто-то услышит славянские мотивы, ну и хорошо. Какая разница. Лишь бы он слышал себя. И какой путь будет у него к себе.
Очень важно ему не мешать ни музыкой, ни режиссурой… Не мешать… Этот роман уже самодостаточен...

Разговоры с Учениками
4 июля 2010 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий